Версия для слабовидящих

Свободный отечественный нотариат - ровесник современной России. Основанное в 1993 году на основе латинской системы нотариата новое российское учреждение корнями своими произрастает из эпохи «великих реформ», проводимых в государстве Российском с середины 19 века. Император Александр II, царь Освободитель, реформатор, отменивший крепостное право, преобразовавший все стороны государственной жизни, стал отцом-основателем неизвестного ранее российскому праву самостоятельного учреждения «для публичного удостоверения различного рода актов, договоров и вообще важных для правовой жизни событий, с целью обеспечить их достоверность для суда, административных мест и частных лиц» [1]. Первое узаконение - Временное Положение о нотариальной части, Высочайше утвержденное и подписанное собственною рукою императора Александра II от 14 апреля (по старому стилю) 1866 года, заложило точку отсчета становления и последующего развития российского нотариата с первых его шагов и до сегодняшних дней.

Александровский нотариат образца 1866 года отправил в отставку целую армию тружеников пера, предшественников профессиональных нотариусов, с незапамятных времен Великого Государя Петра Великого исполнявших обязанности по приданию частноправовым актам официальности. Разнообразные присутственные места и лица: публичные нотариусы, записывающие протесты в отсрочке или неплатеже векселей , городовые маклеры, принимавшие к записке договоры, контракты, условия, обязательства разного рода, гоф-маклеры, корабельные маклеры, биржевые маклеры, маклеры морского страхования, биржевые нотариусы, должностные лица городовых магистратов и ратуш, надсмотрщики и писцы крепостных столов и т.д. - в большинстве своем прекратили существование. В одни руки государственная власть препоручила совершение крепостных актов (сделок о переходе прав на недвижимую собственность), свидетельствование всякого рода актов, протестов и других действий, отнесенных Сводом законов  гражданских  Российской Империи к компетенции нотариата.

Формирование нотариального учреждения стало одной из частей судебной реформы, начавшейся с Указа Александра II правительствующему Сенату от 20 ноября 1864 года. Судебным Уставом - Учреждением о судебных установлениях было определено нахождение нотариусов при судебных местах и под надзором судебных мест - окружных судов.

Заведывание нотариальной частью поручалось нотариусам , приобретшим во всех кругах неофициальное название как  «младший нотариус» и состоящим при нотариальных архивах окружных судов старшим нотариусам. Основной фигурой новоявленного органа  был назначен состоящий в государственной службе, однако не возымевший от царской казны ни положенного жалованья, ни права на пенсию,  самофинансируемый младший  нотариус.  В нотариальных конторах,  определенных в столицах, губернских и уездных городах,  для всех желающих  совершались различного виды  сделки и засвидетельствования. Однако младшему нотариусу, полагалось не только самому нести бремя содержания конторы, вносить денежный залог на возмещение убытков клиентов, кормить домочадцев, но и отчислять пошлины и сборы в доход государства и города.

Следующий уровень нотариальной вертикали власти занял старший нотариус, состоящий в государственной службе с назначенным государственным содержанием и правами, на уровне члена окружного суда. По роду деятельности актов и засвидетельствований старший нотариус не совершал. Его должностные обязанности сосредоточены в кабинете судебного присутствия: заведывание нотариальным архивом, учрежденным при окружном суде, где сохранялись нотариальные книги и документы; надзор за профессиональной деятельностью и нравственным поведением младших нотариусов. Однако наиважнейшие  функции его состояли в обращении нотариальных актов, которыми устанавливались права на недвижимое имущество, в акты крепостные, то есть, используя современные дефиниции, старший нотариус исполнял круг действий, сходных с компетенцией государственного регистратора Росреестра. Таким образом, в нотариальном архиве окружного суда фиксировались и хранились сведения о «недвижимостях», находящихся на территории судебного округа.

Уже начиная с 1867 года первые нотариальные конторы, устроенные в соответствии с новейшими кондициями, стали открываться в городах Санкт-Петербурге, Москве, далее в семи центральных губерниях, шаг за шагом продвигаясь от центра к самым дальним окраинам Российской империи.

Однако действие Судебных Уставов с первых лет от начала «великих реформ» охватывало не всю территорию Российской империи. В то время, когда в столицах, губерниях и областях европейской России уже на прочном основании стояли суды с участием присяжных заседателей, мировые суды, приобрели известность и успех  у публики блистательные адвокаты и весьма преуспевающие нотариусы, в области Восточной Сибири, территории бескрайней, малозаселенной, продолжала действовать старая система судоустройства и судопроизводства.

Верхнеудинск во времена происходивших в российском обществе коренных преобразований был окружным городом Забайкальской области, в котором долженствовало быть своему нотариусу.

«Года 1875, ноября, 23 дня были приглашены в собрание г. Городским Головою И.П.Фроловым господа гласные в числе 20 человек; имели рассуждения о том, какие еще общественные должности должны быть учреждены в г. Верхнеудинске, и не следует ли просить о введении нотариальной части по Положению, Высочайше утвержденному 14 апреля 1866 года».

Нотариальная часть, об организации которой и насущности ее для городских жителей озаботились гласные первого состава Верхнеудинской городской Думы, была на то время для большинства населения Российской империи принципиально новым, малознакомым установлением, до сибирской окраины не добравшимся. Новоизбранные члены Думы были лучшими людьми, шагающими в ногу со временем. Некоторые из них посещали по коммерческим делам столицы, крупные российские города, ярмарки и были осведомлены, что там таковые заведения, как конторы нотариуса, уже не первый год устроены и пользуются большим подспорьем для всякой публики в делах юридического свойства. Обстоятельно изучив вопросы программы заседания, признав чрезвычайную положительность нововведения, собрание единодушно вынесло резолюцию: «Просить высшее начальство, господина Военного Губернатора Забайкальской области о разрешении на учреждение в Верхнеудинске нотариальной части согласно указанному выше Положению» [2].

Прошение от 23 ноября 1875 года Верхнеудинского Городского Головы Иакинфа Петровича Фролова о разрешении на устройство в городе нотариальной части, отправленное  в столицу Забайкальской области   Читу, по каким-то причинам осталось без ответа. Переписка с  высоким  начальством, открытая в 1875 году по  важному  вопросу , заволокитилась на несколько лет.

От 22 сентября 1881 года на имя Его Превосходительства отбывает очередная докладная записка от имени Городского Головы следующего содержания: «Верхнеудинск занимает в Забайкальской области центральное положение, вследствие чего находится в постоянном торгово-промышленном движении, которое способствует привлечению на жительство лиц разных сословий, за счет чего возникает необходимость приобретать в нем недвижимую собственность. Но так как ни при одном из присутственных мест в Верхнеудинске крепостного учреждения не имеется, то лица, заинтересованные в купле и продаже недвижимых имений, для совершения купчих крепостей на переход таковых имений от одного лица к другому, должны совершать поездки или в Троицкосавск, где при тамошней ратуше на предмет совершения крепостным порядком актов на сумму до 1500 рублей учрежден крепостной стол, или же в г. Иркутск или Читу, где совершаются акты крепостным порядком, в первом при Губернском, а в последнем при Областном Управлении; точно также жители должны обращаться в означенные присутственные места для засвидетельствования и других актов, совершаемых крепостным порядком, как например: доверенностей на хождение по исковым и прочим делам. Верхнеудинская же Ратуша, хотя и имеет право свидетельствовать доверенности, но лишь только торговые, относящиеся исключительно для дел торговых, а при Городской Управе, если и учреждены маклерская и нотариальная части, исполняемые городским секретарем, то лишь только для засвидетельствования актов и обязательств, совершаемых домашним и явочным порядком: векселей, заемных писем, контрактов и договоров по подрядам и проч. А так как г. Верхнеудинск отстоит от Троицкосавска в расстоянии 220, от Иркутска 350, от Читы 431 версты, то весьма естественно, что поездка в означенные города для объявленной надобности должна быть сопряжена со значительными расходами и потерею времени, что крайне затруднительно как для лиц несостоятельных, в отношении расходов, так и лиц торговых, в отношении ими потери времени; совершать же купчие крепости через доверенных лиц, проживающих в городах, в которых существуют крепостные учреждения, для лиц, имеющих надобность в совершении таковых актов, также затруднительно, потому что:

1) доверенного необходимо вознаградить за труд;

2) доверенность должна быть засвидетельствована также крепостным порядком, то поездка в один из вышеозначенных городов должна быть неизбежною» [3].

Но только в 1882 году городским властям поступает ответ, в котором Его Высокопревосходительство г. Генерал Губернатор Восточной Сибири лаконично, но емко разъясняет, что «нотариальная часть есть часть новой Судебной реформы, и таковая отдельно введена быть не может» [4].

По причине крайней необходимости в регистрации торговых сделок и торговых доверенностей, согласно разрешению г. Военного Губернатора Забайкальской области, 11 декабря 1891 года Собрание Верхнеудинского купеческого общества избрало городового маклера из мещан, Дмитрия Дмитриевича Опушкина, принявшего присягу и давшего клятвенное обещание «верно и нелицемерно служить и во всем повиноваться не щадя живота своего до последней капли крови» [5].

Появление на свет профессионального нотариата в Восточной Сибири связано с торжественным открытием 2 июля 1897 года Иркутской судебной палаты. Образование Иркутской судебной палаты и входящих в ее состав окружных судов стало одним из завершающих этапов судебной реформы - лучшего творения императора Александра II. Новообразованной Иркутской судебной палате непосредственно подчинялся Читинский окружной суд Забайкальской области.

Как и предписано было Положением о нотариальной части, в структуре судебного установления учрежден был нотариальный архив под заведыванием старшего нотариуса. В свое время должность старшего нотариуса исполняли поочередно члены суда М.П.Белоровский, П.Д.Попов, П.Д.Ляпустин и др. Купчие крепости, совершаемые нотариальным порядком верхнеудинскими нотариусами, следовало в течение года переправлять в Читинский окружной суд на предмет проверки законности и укрепления (регистрации) их старшим нотариусом.

В 1897 году долго ожидаемые сибиряками первые нотариальные конторы приняли почтенную публику сначала в самых крупных городах: Иркутске и Чите. В 1899 году - в г. Верхнеудинске.

Городам Забайкальской области особым расписанием Министерства юстиции поначалу было определено по одной нотариальной единице. «Нотариус при Читинском окружном суде г. Верхнеудинск, Министерство юстиции», - гласила надпись на официальных бумагах. Просители обращались, следуя чину: «Ваше высокоблагородие, господин Верхнеудинский нотариус».

Первым профессиональным нотариусом в истории нашего  города был назначен мещанин Петр Яковлевич Шангин. Его нотариальная контора открыла двери для всех желающих в 1899 году в доме Скрынниковой по Почтамтской улице (ул. Линховоина, на днях вернувшей свое историческое название - Соборная). Через несколько лет контора поменяла адрес, переместившись в собственный дом супруги нотариуса, Екатерины Филипповны Шангиной, на угол улиц Большой (Ленина) и Закалтусной (Профсоюзной).

Ввиду превышения спроса над потреблением в 1905 году Министерством юстиции в расписание по Верхнеудинску была добавлена еще одна нотариальная единица. К этому моменту население уже определилось с критериями качеств, которым должен был соответствовать нотариус, и могло сформулировать по данной теме свой запрос. По поводу предстоящего события в газете «Верхнеудинский листок» за 1905 год публикуется заметка: «городскому общественному управлению следовало бы возбудить перед окружным судом ходатайство о назначении на эту должность лица с юридическим образованием, так как очень часто среди коммерческого мира встречается надобность в составлении разных сложных условий, договоров и других актов юридического характера».

Приказом от 15 июля 1905 года на открывшуюся дополнительно должность старший председатель Иркутской судебной палаты назначил Адольфа Александровича Вержбицкого.

Новый нотариус был совсем молодым человеком: родился Адольф Вержбицкий 12 июня 1879 года в городе Вилькомире Ковенской губернии. А.Вержбицкий - сын мещанина, католического вероисповедания. Окончил в 1896 году полный курс учения в Вилькомирском городском училище Ковенской губернии (губернский город Ковно, ныне – Каунас). В восемнадцатилетнем возрасте избрал для себя службу по юридической части. С 1897 года по 20 апреля 1903 года состоял в качестве письмоводителя и заведовал кассою приема и сдачи денег в конторе Поневежского нотариуса Ковенской губернии А.Щербачева. Юный конторский служащий оказался способным и целеустремленным учеником. По письменному свидетельству нотариуса, он «отличался безукоризненной честностью, аккуратностью и усердным исполнением своих обязанностей. Нотариальное дело изучил настолько хорошо, что может исполнять должность нотариуса» [6].

В 1903 году А.А.Вержбицкий переехал на жительство в Сибирь, Забайкальскую область, и поступил служащим в контору Стретенского (Сретенск) нотариуса. В декабре 1903 года Адольф Александрович подал прошение на имя председателя Читинского окружного суда с просьбой о допущении его к испытанию на занятие вакантной должности нотариуса в городе Мысовске (ныне г. Бабушкин). При подготовке к испытанию председателем Читинского окружного суда запрашивались сведения о личных и нравственных качествах ковенского мещанина А.А.Вержбицкого. На что последовала конфиденциальная характеристика кандидата, данная мировым судьей ст. Стретенская Ивановым, чиновником судебного ведомства, но неформальная и проникновенная: «как по личному впечатлению, так и по сведениям от лучших обывателей Стретенской станицы, Вержбицкий обладает весьма симпатичными личными качествами: трудолюбив, общителен, обходителен, даже любезен, скромен, характера сдержанного, даже спокойного, нравственно он тоже вполне безупречен: честен и поведения прекрасного, несмотря на то, что он еще сравнительно молод. Во время отсутствия иногда Стретенского нотариуса с успехом, говорят, исполнял его обязанности.»[7].

По успешным результатам испытания приказом председателя Иркутской судебной палаты 6 октября 1904 года А.А.Вержбицкий назначен нотариусом по городу Мысовску, а через год переменил местожительство на   Верхнеудинск.

Приступив к должности с 4 октября 1905 года, А.А.Вержбицкий доводит до общего сведения горожан об открытии по Проезжей улице (Каландаришвили) в доме (флигеле) Флейшера нотариальной конторы. Затем в 1906 году контора размещалась непродолжительное время в доме Самсоновича по улице Большой (ул. Ленина, маг. «Ткани»), после по Базарной улице в доме Меньшиковых (ул. Ленина, 24), по Проезжей (Каландаришивили), в доме Баткова, и уже в последние годы  вернулась в дом Меньшиковых .

В краткой летописи Верхнеудинского нотариата значатся фамилии нескольких человек, бывавших в разные годы городскими нотариусами. Но только один из них - Адольф Александрович Вержбицкий исполнял свою работу самый длинный отрезок времени из всех его коллег - на протяжении 15 лет. Как показало время, лестные характеристики личности Вержбицкого давались не ради красного словца. Превосходные деловые качества, честное и добросовестное отношение к обязанностям, аккуратность и усердие позволили ему занять ведущее место среди своих соратников по нотариальному делу. В конце 1917 года А.А.Вержбицкий по независящим от него обстоятельствам, из-за свершившейся в октябре 1917 года Великой Октябрьской социалистической революции, поначалу думалось, что временно, а оказалось навсегда, оставил ставшие ему за многие годы родными места, доверив вести дела конторы Гавриилу Павловичу Попову.

Неизвестны причины, побудившие пионера городского нотариата Петра Яковлевича Шангина в 1906 году расстаться со своей должностью. Сугубо мирную цивильную деятельность он сменил на полицейский чин, служил 4-го стана губернским секретарем Селенгинского окружного полицейского управления.

Как бы то ни было, после сложения полномочий П.Я.Шангиным освободившееся место занял читинский мещанин Николай Иванович Белозерцев, 1881 года рождения, вероисповедания православного, образование получивший домашнее, узами брака не связанный. Приказом старшего председателя Иркутской судебной палаты от 6 октября 1904 года назначался нотариусом города Баргузина. До переезда в Баргузин Н.И.Белозерцев около шести лет прослужил старшим письмоводителем в конторе Читинского нотариуса Иннокентия Ивановича Соболева. Характеризовался работодателем как «человек безусловно трезвый, честный и исполнительный, всегда на службу являвшийся аккуратно, характера незлобливого,  доброго. Письменную и нотариальную часть знающий хорошо» [8]. В Баргузине прожил всего два года. Приказом от 27 октября 1906 года переведен  в г. Верхнеудинск.

В истории города Н.И.Белозерцев, практиковавший по Проезжей улице, в доме Овсянкина (ул. Каландаришвили), запечатлел свое имя тем, что записал духовное завещание купца 1 гильдии, мецената, почетного гражданина города Верхнеудинска Петра Аввакумовича Фролова, согласно которому «завещано на постройку в городе Верхнеудинске, в нагорной части, в месте по указанию города, Храма во имя Иоанна Крестителя, празднуемого двадцать девятого августа, 100000 (сто тысяч рублей) государственной рентой по номинальной ея стоимости». Завещание составлялось 19 декабря 1906 года в собственном доме П.А.Фролова по Троицкой улице.

По прошествии четырех лет служения, повторив участь предшественника, в феврале 1910 года Н.И.Белозерцев свою деятельность завершил.

В связи с открывшейся с его увольнением вакансией прошение об испытании и назначении на место Верхнеудинского нотариуса подали сразу несколько кандидатов, в числе которых оказался Евгений Сильвестрович Пясецкий - статистический чиновник из губернского города Люблина Люблинской губернии Царства Польского и Российской империи, по его собственным словам «желающий переменить род службы». Е.С.Пясецкий был признан лучшим из всех испытуемых и 30 апреля 1910 года допущен на должность. Родился Е.С.Пясецкий 7 марта 1869 года. Происходил из потомственных дворян Подольской губернии (Украина), православного вероисповедания. Выбыл из первого класса Подольской духовной семинарии. С 1893 года по 1901 год состоял учителем в церковно-приходских школах Подольской губернии. В 1901 года поступил на службу чиновником для письма Люблинского губернского правления. Был корректором, кассиром, редактором в Люблинских Губернских Ведомостях. Исполнял должность чиновника статистической части Люблинской губернии, произведен в губернские секретари. Имел орден Св. Станислава 3 степени, темно-бронзовую медаль за труды по первой всеобщей переписи населения 1897 г. и знак II степени Холмского Свято-Богородицкого братства. В сибирские просторы из одной из самых экономически развитых российских губерний прибыл с семьей: супругой Еленой Ивановной и дочерьми Агнессой и Анной [9].

Однако судьба Е.С.Пясецкого на юридическом поприще не задалась, надежды на лучшее не сбылись, и уже через год после назначения, в апреле 1911 года, оставив маленький сибирский городок, он вернулся с семьей на прежнее место жительство в Люблин, старинный университетский город. В Люблине Пясецкий продолжил дело всей своей жизни - литературное творчество. Писал рассказы на полицейские темы, печатавшиеся в изданиях «Вестник полиции», «Полицейские рассказы», подписывая их своей фамилией или псевдонимом «Коптаренко, или Никита Р.». Некоторые из его произведений: «Случай», «Мой друг Матренка» и др. - опубликованы в наше время в сборнике «Русский полицейский рассказ», под одной обложкой с великими русскими писателями А.П.Чеховым, Л.Андреевым, Тэффи.

Очередным после Е.С.Пясецкого нотариусом был прислан Адольф Эдуардович Доманский, о кратком присутствии которого в городе напоминает лишь запись в Памятной книжке Забайкальской области на 1912 год. А.Э.Доманский не выдержал, по-видимому, суровых испытаний местной жизни и конкуренции с непревзойденным Вержбицким.

Вновь ставшее вакантным место в 1913 году и до 1920 года занял Владимир Хрисанфович Олехнович, навечно завершивший список верхнеудинских нотариусов дореволюционной эпохи. Немногие сохранившиеся с его фамилией документы указывают на местонахождение конторы: по Большой Николаевской (Ленина) улице в одном из самых респектабельных городских зданий - доме Трунева .

Отдавая дань памяти нотариусам Верхнеудинска, нельзя не вспомнить еще одно имя - Ивана Ивановича Луковкина. Ныне село, Баргузин до 1927 года считался городом. В 1907 году должность Баргузинского нотариуса занял сибирский житель, уроженец Баргузина, мещанин Иван Иванович Луковкин. Родился он 19 сентября 1880 года. Получил образование в Баргузинском городском двухклассном училище. Завершив обучение, поступил в государственную службу канцелярским служащим Читинского окружного суда и откомандирован к мировому судье 23 участка Баргузина. Уволившись из судебного ведомства, бессменно исполнял нотариальную работу с 1907 года по 1920 год. После революции родные места не покинул. Как и миллионы соотечественников, в страшные годы сталинских репрессий был осужден, приговорен Тройкой БМАССР 30 декабря 1937 года к 10 годам лагерей. В лагере умер, не дождавшись освобождения. Реабилитирован посмертно в 1957 году. Внуки и правнуки И.Луковкина живут поныне на баргузинской земле, сохраняя память о своем предке.

Год открытия нотариальной конторы совпал с одним из самых первостепенных за всю историю Верхнеудинска событием - началом железнодорожного сообщения. С 1899 года поезда, следующие по Транссибу, регулярно стали доставлять к перрону Верхнеудинского вокзала множество прибывшего на постоянное жительство разного люда из ближних и дальних уголков империи. Железная дорога подняла на новый уровень развития в сибирском крае экономику, фабрично-заводскую промышленность, торговлю. Прирост населения значительно увеличил спрос на покупку и аренду земли, жилой и коммерческой недвижимости, освоение земли под новое строительство. В среде предпринимательской появились виды сложных сделок, требовавшие не простой переписи в книги, а квалифицированного юридического сопровождения. Если кажется, глядя в прошлое из сегодняшнего дня, что служба дореволюционного нотариуса была унылой и маловостребованной, то мнение это противоречит действительности. С первых дней назначения нотариусу приходилось включаться в деятельную работу по направлению гражданского оборота в цивилизованное правовое русло.

Приоритетом и самой казусной частью стали акты о переходе или ограничении права собственности на недвижимость, протестование векселей, явка духовных завещаний, свидетельствования разного характера. Суд и присутственные места потребовали от просителей доверенностей, заявлений и копий бумаг, заверенных нотариальной печатью. Открытое недавно отделение Русско-Азиатского банка привлекало клиентов банковскими кредитами под залог недвижимости. Местное купечество, простые городские обыватели и жители окрестных волостей, не сведущие не только в юридических делах, но и в большинстве своем не знающие грамоты, стали обращаться за советом и помощью к нотариусу, очень скоро оценив надежность и гарантии защиты своей собственности.

В Государственном архиве Республики Бурятия сегодня хранится небольшая часть дел А.А.Вержбицкого. Перелистывая страницы архивных томов, представляется возможным узнать и понять, насколько трудоемким, разносторонним и кропотливым был труд первых нотариусов. Как свидетельствуют нотариальные книги, каждая  из двух городских контор вырабатывала  ежегодно по 3 - 4 тысячи актов и засвидетельствований, что составляло приблизительно по одному действию на душу городского населения.

Свои служебные обязанности нотариус нередко выполнял не только днем, но и поздним вечером и ночью, не чинясь временем, выезжал на дом или в больницу, записывая у постели страждущего его  последнюю волю. Например, в Верхнеудинском лазарете имени ея Императорского Величества Александры Феодоровны нотариус Вержбицкий  в 4 часа Рождественского утра записал предсмертное духовное завещание.

Начав нотариальное дело в городе с чистого листа, самостоятельно преодолевая трудности становления, набираясь опыта на собственных ошибках, с течением времени  нотариус оказался  самым незаменимым и доступным для населения из учреждений  юридической направленности. Люди поверяли своему  нотариусу не только имущественные вопросы, но и, подобно священнику, личные и семейные тайны. Никто не вел тому счет, но  от скольких споров, судебных тяжб, потерь финансовых и имущественных  удалось уберечься   клиентам нотариуса, внимательно и придирчиво  проверявшего    чистоту и законность  совершаемых им сделок. Важную роль играла и психологическая составляющая: ничто так не придавало уверенности в нерушимости своих прав часто неграмотному, темному, а оттого ко всему недоверчивому человеку, как гербовая бумага, припечатанная нотариальной печатью.

С течением времени все тверже становилась рука нотариуса, появлялась уверенность и новые знания. К 1917 году Верхнеудинский нотариат уже был признанной, прочно устоявшейся и неотъемлемой частью городской жизни.

После свершившихся революций, при Временном правительстве, кратковременной власти Советов, правлении атамана Г.М.Семенова и иностранных интервентов деятельность городских нотариусов не прекращалась. Гражданская война, лишения и трудности не отняли у людей необходимости  решать свои имущественные дела: многие покупали и продавали дома, составляли духовные завещания, одалживались деньгами, выдавали доверенности на ведение дел и уже по обыкновению непременно спешили в нотариальную контору оформлять бумаги.  

В нотариальные книги и реестры за   1919 год  каждодневно  вносились записи регистрации актов и засвидетельствований. Как было устроено при самодержавной власти , старший нотариус Читинского окружного суда сообщал в Верхнеудинскую городовую управу об утверждении купчих крепостей. Только посетителей у нотариуса стало значительно меньше: революция забирала свои жертвы из числа лучших людей города - в прежние времена  постоянных посетителей конторы . 7 ноября 1919 года в реестре Вержбицкого сделаны одни из последних  записей: «засвидетельствование Эльясовой копий для учреждения; засвидетельствование подписей Паув и Ватанабе под договором; явка Гусевой доверенности на имя Меньшикова [10].

Ровно два десятка лет длившаяся миссия верхнеудинских нотариусов первой волны завершилась в  первые месяцы  1920 года. Почти одновременно  с оставившими город контрреволюционными отрядами атамана Г.М. Семенова, прекратили свое существование и  конторы нотариусов В.Х.Олехновича и А.А.Вержбицкого, передав в наследство сполна заслуженное ими уважение и доверие людей  нотариату новой эпохи.

 

[1] Энц. словарь Ф.Брокгауза и Е.Ефрона.

[2] ГАРБ, Фонд 10, опись 1, дело 8.

[3] ГАРБ, Фонд 10, опись 1, дело 8, лист 17, 17 об., 18, 18 об.

[4] ГАРБ, Фонд 10, опись 1, дело 8, лист 21.

[5] ГАРБ, Фонд 10, опись 1, дело 790, лист 17.

[6] ГКУ ГАЗК, ф. 43, оп. 2, д. 94.

[7] ГКУ ГАЗК, ф. 43, оп. 2, д. 94.

[8] ГКУ ГАЗК, ф. 43, оп. 2, д. 65.

[9] ГКУ ГАЗК, ф. 43, оп. 1, д. 123.

[10] ГАРБ, ф. 113, оп. 1, д. 7.

                 

Статью подготовил: Нотариус Улан-Удэнского нотариального округа Н.В. Бурлакова

Поиск:



Прослушать >>>














Федеральная Нотариальная Палата

Управление Министерства юстиции РФ по Республике Бурятия

Управление Федеральной регистрационной службы по Республике Бурятия

Управление Федеральной регистрационной службы по Республике Бурятия


Логин:

Пароль:

© 2009-2017, Нотариальная Палата Республики Бурятия
При использовании материалов ссылка на официальный сайт Нотариальной Палаты Республики Бурятия http://notaryrb.ru/ обязательна!
Разработка официального сайта sdep.ru

Яндекс.Метрика